Учредитель: Фонд имени Анжелы Вавиловой
Учредитель: Фонд имени Анжелы Вавиловой
Казанский хоспис
НА СТРОИТЕЛЬСТВО ВТОРОГО ДОМА БЕЗ БОЛИ НЕОБХОДИМО СОБРАТЬ ЕЩЁ 250 МЛН. РУБЛЕЙ

Очередным гостем пресс-клуба портала «Вверх» стал депутат Госсовета Татарстана, председатель правления Фонда помощи детям, больным лейкемией, имени Анжелы Вавиловой, основатель Казанского хосписа, лауреат Государственной премии РФ за выдающиеся достижения в области благотворительной деятельности 2017 года Владимир Вавилов. Общественный деятель продемонстрировал эскизный проект второго хосписа в Казани, рассказал о планах открытия кабинетов паллиативной помощи в районах республики и заявил о необходимости законодательного усовершенствования благотворительной сферы.

- На днях вы вернулись с форума победителей конкурсов президентских грантов, который проходил в Сочи. Там вы презентовали проект, который вошёл в число 100 лучших общественных проектов России. Чему он посвящён?

- При Казанском хосписе работает выездная паллиативная служба – детская и взрослая. Учитывая, что мы работаем в рамках государственно-частного партнёрства, у нас есть определённый госзаказ, особенно по направлению детской выездной паллиативной службы. В Казани такая служба работает всего одна – при нашем хосписе. Поэтому к нам поступает очень много звонков, чтобы попасть под наш патронаж.

Как обычно, в паллиативе не хватает средств, и чисто на благотворительной основе мы бы не смогли охватить всех нуждающихся в этой услуге. Поэтому мы написали проект и выиграли президентский грант. На выделенные средства купили автомобиль, оборудование, взяли ещё больше детей под свой патронаж, создали дополнительную выездную бригаду.

В течение года эта бригада работала, дети получали на дому помощь, оборудование. Наш проект попал в ТОП-100 лучших грантов, потому что это реально работающий грант, который имеет продолжение и приносит заметные результаты. Наша выездная служба работает дальше.

- Сколько детишек сейчас находятся под вашим патронажем?

- У нас сейчас 200 детей под патронажем выездной службы. Мы охватываем Казань и ближайшие пять районов.

- Какие ещё гранты находятся в работе у казанского хосписа?

- Мы выиграли грант по абилитации детей и обучению их навыкам вхождения в жизнь (абилитация – это развитие навыков приспособления к жизни, когда полное излечение пациентов невозможно – прим. ред.).

Наша бригада ездит по деткам, у нас приобретено специальное оборудование, интерактивные доски. Мы обучаем детей жизненным навыкам. Элементарно – пожарить яичницу, закрыть замок, воткнуть вилку в розетку. Помогаем им входить в социум.

- Ещё один ваш замечательный проект – «Паллиатив без границ», в рамках которого ваши специалисты обучали врачей первичного звена. Как вы оцениваете итоги этого проекта?

- С грантом «Паллиатив без границ» наши врачи и я, как модератор, выезжали в 14 районных центров Татарстана и провели два семинара при Казанском хосписе. Представители Республиканского онкологического диспансера, главный внештатный специалист по паллиативной помощи Минздрава РТ Ильсур Шаймарданов также выезжали с нами. Лекции были адресованы медикам первичного звена – фельдшерам ФАПов, педиатрам, терапевтам. В каждом районе на лекциях присутствовали порядка 100 человек. Мы обучали их действиям при первичном обращении паллиативных пациентов.

Самое главное – врачи перестали бояться назначать обезболивающие препараты. По данным Минздрава, стало заметно, что в районах, где мы были, стали назначать больше опиоидных анальгетиков. Это победа. Специалисты из тех районов, где мы не были, звонят, почему мы не провели семинары у них. Так что мы будем писать грант на продолжение проекта.

- На какие проблемы врачи первичного звена обращают ваше внимание прежде всего?

- Когда в поле их зрения попадает паллиативный пациент, всё равно присутствует страх назначать наркотические препараты. Мы хотели развеять мифы и страхи, и самое главное – чтобы они знали, куда обратиться, если у них не хватит знаний, и куда можно направить таких пациентов.

Удивительно, но некоторые даже не знали, что в Казани работает хоспис, который принимает пациентов со всего Татарстана, пусть у нас пока всего лишь 35 коек.

- Расскажите про ваши планы открытия паллиативных кабинетов в районах Татарстана…

- В плане оказания паллиативной помощи Казань, Альметьевск, Набережные Челны, Нижнекамск начинают активно развиваться. В районах, которые мы не охватываем выездной службой, паллиативные пациенты возложены на специалистов первичного звена.

Давайте представим, что терапевту говорят, что у него есть три терапевтических пациента и один паллиативный, к которым надо выехать на дом. А что такое паллиативный пациент? Это лежачий пациент. И, конечно, терапевт поедет к паллиативному пациенту по остаточному принципу. Потому что ему сначала надо вылечить тех, кого можно вылечить. А про паллиативного пациента, который всё равно умрёт, врач думает: «Будет время – приеду, не будет – не приеду».

Поэтому я хочу переломить эту ситуацию. Мы написали грант, и, надеюсь, нам удастся его выиграть. Мы уже заключили договоры с несколькими центральными районными больницами, в частности, в Сабинском и Кукморском районе, о том, что мы откроем у них кабинеты выездной паллиативной службы. Тем самым мы убьём одним выстрелом двух зайцев.

Сейчас активно развивается гериатрическая помощь. А что такое гериатрический пациент? По сути, тот же паллиативный пациент. Паллиатив и гериатрия идут нога в ногу. Если мы получим грант, мы научим врачей и покажем, как необходимо работать в этой сфере, как надо выезжать.

Мы оборудуем кабинет, приобретём автомобиль, средства гигиены, год будем доплачивать зарплату врачу, координатору, водителю и медсестре, чтобы развить эту службу. Развитие в этой сфере возможно только в рамках государственно-частного партнёрства. К тому же в ЦРБ мы можем вовлечь в эту деятельность волонтёров. Это будем большая программа.

- Как на базе Казанского хосписа организована работа с волонтёрами? Насколько велик отклик от людей, готовых помогать по зову сердца?

- Я всегда делю волонтёров на две группы. Первая – это системные волонтёры, не студенты, не молодёжь, а состоявшиеся люди с семьями, которые по зову сердца отдают себя благому делу. И есть волонтёры, которых мы привлекаем по мере необходимости на крупные мероприятия, мастер-классы. Если к нам в хоспис в качестве волонтёров приходят 10 человек - если два останутся, то остаются навсегда. А другие просто подходят и честно говорят: «Извините, это не моё».

Потому что работа в хосписе – это определённое психологическое давление, надо перешагнуть через себя, чтобы ухаживать за лежачими пациентами, тяжёлыми детьми.
Это должен быть человек с добрым сердцем, который сможет любить жизнь не только свою, а жизнь тех, кто в этом нуждается.

- Насколько общество в Казани меняется с появлением хосписа, развитием благотворительности? Или мы только в начале пути?

- Начало пути уже прошло. Сейчас эти сферы активно развиваются. Решение проблем во многих сегментах, до которых у государства руки просто не достают, некоммерческие организация взваливают на свои плечи.

Менталитет населения к благотворительности меняется. Но есть много подводных камней, которые надо пройти. Есть аферисты, нечистоплотные на руку люди, которые собирают деньги на остановках, в общественном транспорте. И их юридические пока наказать нельзя, потому что люди сами дают им свои деньги. Конечно, они вызывают недоверие к благотворителям, которые реально и честно работают.

Вообще закон о благотворительности не менялся в России 25 лет. Мы прорабатываем вопрос, чтобы внести изменения. Мы попробуем провести их на региональном уровне, чтобы потом наши предложения в федеральный центр. Надо поменять законодательство в лучшую сторону.

- Нужны ли меры поощрения для системных волонтёров?

- Если мы будем платить им деньги, то это уже не волонтёрство. Но система стимулирования нужна обязательно. Мы можем дать проездные, грамоты, чаепитие устроить, чтобы люди были заинтересованы не чисто в финансовом плане, а с психологической точки зрения. Мы в хосписе эту работу проводим, поэтому у нас есть системные волонтёры.

Когда позвонишь, пригласишь, посоветуешься, волонтёр чувствует свою востребованность, прикипает душой. Когда был День волонтёра, мы пригласили наших добровольцев на чаепитие. Мамочки детей наших пациентов также тепло поздравили волонтёров – подготовили программу со стихами, песнями. Мы в хосписе вообще живём как одна семья – пациенты, персонал, волонтёры, родители, родственники, друзья. С каждым днём у нас становится всё больше друзей.

- Когда в Казани построят второй дом без боли?

- Хочу обрадовать всех: с этого дня мы начали вбивать первые столбы для временного забора. Мы получили ордер на земляные работы, оформили участок, который передала нам республика под строительство. Могу показать и эскизный проект второго хосписа, который уже разработан.

Мы запланировали строительство двухэтажного стационара на 60 мест, рабочее название которого - пансионат сестринского ухода. Вся фишка заключается в том, что первый этаж с балконами и выходом на улицу будет отдан под отделение хосписа, а второй – под отделение сестринского ухода. Здесь будут двухместные люксовые номера, сауна, игровые залы, бильярд, лифты, пищеблок, прогулочные дворики, конференц-зал. Для духовной поддержки при входе мы построим и мечеть, и церковь. Мы уже подготовили паспорт объекта, который скоро будет вывешен.

Мы мечтаем быстрее построить второй хоспис. Потому что каждый день слышим крики о помощи, слёзы. В первом хосписе предусмотрено 18 мест для взрослых пациентов, иногда мы кладём больше больных. Потому что когда человек корчится от боли – это страшно.
Мы постараемся это устранить. И закрыть потребность, по крайней мере, до Закамской зоны, в хосписных койках.

- Сколько денег в рамках марафона «Строим хоспис вместе» необходимо собрать, чтобы мечта стала реальностью?

- Собрать надо много – не менее 150 млн рублей. Но на начало реализации проекта деньги у нас есть. Люди помогают. Я очень надеюсь, что люди, помогая другим, помогут сами себе. Потому что мы живём как улитки, в подъезде-то не знаем соседей. А хоспис - то заведение, которое на самом деле нужно. Часто бывают случаи, когда родственники не забирают пациентов из больниц, потому что просто некуда, люди работают, им надо деньги зарабатывать, семьи кормить. А если мы построим хоспис, то будет место, куда можно пристроить тяжёлых пациентов, и не надо будем занимать высокотехнологичные койки. Строительство хосписа выгодно и в финансовом плане, и в плане престижа республики. Казанский хоспис уже признан одним из лучших в Европе, к нам едут учиться со всей России.

- А в первом хосписе останутся только детские койки?

- Я планирую расширить детское отделение с 17 до 40 мест. И вообще мечтаю открыть там отделение респираторной поддержки. Но пока не знаю, как Минздрав к этому отнесётся. В любом случае, отделение будет востребовано. К сожалению, в последние годы во всем мире паллиативных пациентов, нуждающихся в нашей помощи, становится всё больше. Число пациентов, которым мы помогли в хосписе, уже подходит к 4 тысячам человек.

- Чем могут помочь татарстанцы в строительстве хосписа?

- Я будут рад, если на счёт фонда будут поступать денежные средства. Стройку одним волонтёрством не осилишь. В любом случае, нужны деньги. Люди видят нашу работу, так что, надеюсь, откликнутся.

Кристина Иванова

Источник: http://www.vverh-tatarstan.ru/news/2019.12.13/Vladimir-Vavilov-o-neobhodimosti-vtorogo-hospisa-v-Kazani-Kazhdyi-den-razdayutsya/3337

БЛАГОДАРЯ ВАМ МЫ ПОМОГЛИ: в декабре 2019 года: 308 подопечным с 2011: 12209 подопечным